April 7th, 2017

о языках

Заметила, что непроизвольно вслушиваюсь в то, как между собой говорят местные. Именно "между собой", а не с клиентами, например.
Оказалось, что некоторые тибетки в возрасте, продающие свою продукцию на рынке в Маклеоде, между собой говорят на хинди, а не на тибетском.
Также я слышала, как в Ревалсаре некоторые совсем молодые тибетцы-монахи тоже говорили на хинди между собой.
Монахи среднего возраста говорили на смеси хинди с тибетским - в основном, тибетский, но "ачча" ("да"/"хорошо" на хинди) и какие-то другие слова периодически вставляли.
Звучание у тибетской языковой группы особенное, отличающее его от индийских языков. Вслушиваясь в интонации Ламы Сангнгака ла во время ретрита, а также - на видео, которые я отрывочно пока успела посмотреть, я стала различать эту интонационную языковую особенность тибетского.
И если несколько лет назад мне звучание казалось грубым (по сравнению с хинди), то теперь наоборот оно привлекает, как особенная горьковатость чая с жасмином или горький запах натурального свежесваренного кофе (на вкус я кофе не люблю, а, вот, запах нравится), или смесь запаха хвои после прохладного осеннего/весеннего дождя с чем-то ещё (ощущаю, что для точной передачи ещё какая-то резкая нотка должна быть), или резкий звук, издаваемый ганглингом чод-па или же трубами во время ежедневных публичных храмовых буддийских молитв. Но такое особенное звучание, которое хочется вдыхать и пробовать на вкус, и впитывать ушами, происходит, когда говорят некоторые (не все!) монахи (даже случайно услышанное в виже разговора по мобильному), при услышанном обычном разговоре мирян такой гаммы ощущений нет, хотя запах глины, которой обмазывают дом или дыма от печки может мимолётно проскользнуть.